Продвигай свою музыку
 
ДДТ и Юрий Шевчук
ДДТ и Юрий Шевчук
ДДТ и Юрий Шевчук
@ddt-yurij-shevchuk
Шевчук и «ДДТ» спели про любовь в начале весны

В первый день весны Юрий Шевчук и группа «ДДТ» выпустили удивительно оптимистичный и добрый клип на песню «Любовь не пропала», напоминающий о том, что в мире еще есть место добрым чувствам. Действие клипа происходит в автобусе, который идет по Санкт-Петербургу, по Петроградской стороне. По давней кинотрадиции, главное действующее лицо – собственно, автор и исполнитель песни, Юрий Юлианович Шевчук – присутствует в кадре в лишь качестве статиста. Он всего лишь пассажир автобуса, который остается в салоне один – после того, как на конечной остановке выходят все пассажиры. Таким образом, автобус и его маршрут приобретают символический смысл, а Шевчук превращается в мудрого кондуктора, который ведет транспортное средство под названием «Любовь» по сложному маршруту под названием «Жизнь».

«Мы катались по городу на своём собственном автобусе, слушали музыку, останавливались, где хотели и за проезд никто не платил, – рассказал режиссёр ролика Илья Дурапов, – Идея клипа уже давно преследовала меня и я благодарен Юрию Шевчуку за предоставленную возможность её воплотить. Музыка группы  “ДДТ” со мной уже больше десяти лет, поэтому делать видео на их песню было чем-то абсолютно естественным. Хотелось бы поблагодарить людей, которые поддержали этот проект еще на стадии идеи и согласились в нём участвовать. Без них ничего бы не получилось».

Илья Дурапов по своей основной профессии – танцовщик. В качестве мима работал с «ДДТ» в программе «История звука». Тогда же родилась идея клипа.

ddtloveb.jpg

«Съемки прошли для нас легко, – рассказал Юрий Юлианович Шевчук. – Мы с группой “ДДТ” проехались один раз в автобусе, а дальше Илья сделал все сам. Вышла простая и светлая история любви парня и девчонки, плюс несколько кадров из нашего концерта в Москве. Сейчас достаточно много цинизма и пафоса, хочется больше душевности и чуткости, и, как мне кажется, видео вышло добрым и человечным, что в наше время – неплохая альтернатива».

«Песня была написана осенью, – говорит Юрий Шевчук, – но ощущение весны было очень живое. А весна – это танцы. Танцы клеток, листвы, надежд, любви. Поэтому композиция получилась такой танцевальной».

ddtlovec.jpg

Песня «Любовь не пропала» уже достаточно давно звучит на концертах «ДДТ». В частности, она была представлена летом 2017-го на фестивале «Нашествие» – и уже тогда фаны с удовольствие пели вместе с музыкантами весь текст наизусть, – так что заключительная часть клипа, в которой к важному делу «поддержке любви», которая «не должна пропасть», подключается множество людей.

Роли случайных попутчиков, «осененных любовью», сыграли Мария Панина и Егор Кутенков. Замечательная музыкальная находка, украсившая клип – водитель автобуса азиатской наружности, который вполголоса подпевает основной мелодии, но с добавлением восточного колорита. Со своим национальным напевом он вписался в музыкальную ткань трека удивительно органично.

ddtloved.jpg

«О сюжете клипа можно сказать следующее, – подытоживает Шевчук, – если любовь зародилась давно, она всё равно никуда не исчезнет. Но для этого нужно сильно любить».

Читать еще:
Юрий Шевчук признался в любви к татарам 
Юрий Шевчук встретил 60-летие в студии звукозаписи

Юрию Шевчуку понравился собственный портрет из листьев
ДДТ на Дворцовой площади
«Третья мировая» стала новогодним подарком от ДДТ
«ДДТ» приехали с туром в Беларусь после семилетнего перерыва
Группа ДДТ направит украинским беженцам полмиллиона рублей
Губернатору Брянской области не удалось засудить Юрия Шевчука
Юрий Шевчук высказался по поводу срыва концерта группы в Брянске
В клипе «Где мы летим» группы «ДДТ» снялась Чулпан Хаматова

ДДТ - Любовь не пропала (1 марта 2018)

Опубликовано в: Новый клип | 0 Комментарии
Юрий Шевчук признался в любви к татарам

В жилах одного из самых известных и авторитетных российских рокеров, Юрия Шевчука, течет татарская и казахская кровь. По словам самого музыканта, который уже давно живет в Петербурге, он по-прежнему нежно любит Уфу, – город в котором родился и вырос. На протяжении всей своей творческой биографии он постоянно возвращается в Татарстан, к друзьям детства и многочисленным поклонникам. В очередной визит, накануне концерта 13 декабря 2017 года, музыкант ответил на вопросы казанских журналистов.

— Недавно вы стали гостем шоу «вДудь» на YouTube и пообщались с журналистом Юрием Дудем, легко ли согласились на интервью?

— Нет, долго думал. Я сейчас не особо общественный человек. Я больше в лесу живу. Там нет лайков никаких, и ты не зависишь от общественного мнения. Никто за тобой не подглядывает, кроме белочек и птичек. В лесу ты совершенно естественен, объективен и никому зла не делаешь. Для того, чтобы писать, как раз необходимо одиночество и минимум раздражения, тогда ты какую-то глупость вряд ли сморозишь.

— В этом интервью вы отметили, что вам не нравится группа «Ленинград» и назвали их творчество попсой. Вы ожидали, что Сергей Шнуров так остро отреагирует? (Сергей Шнуров опубликовал в Instagram ответ Юрию Шевчуку и посвятил музыканту стихотворение, в котором написал, что «ДДТ это отстой»)

—  Я всегда говорю свое мнение. И я высказался, по-моему, очень корректно и спокойно, даже философски. Сереженьке...Сергею я пожелал бы света в душе, мужества и духовных сил. А также нести свой тяжелый крест на новогодних корпоративах.

— В этом же интервью вы согласились с утверждением Дудя, что русский рок мертв. Почему?

— Я не согласился, я просто сказал философскую фразу: «неравенство бытия (все наше искусство) есть в равенстве небытия». Это фраза такая заумная, я, наверное, специально ее сказал, чтобы не отвечать. Вот в то время, когда кинематограф появился, все дураки орали, что театр умрет. Или говорили, что романы никто не будет читать. Но все продолжило развиваться. И ничто не мертво, пока жив человек. Сейчас рок-н-ролл переживает некий кризис, но он совершенно естественный. Я помню, как в 80-е все было круто, а сейчас рок музыка стала мейнстримом. Но с другой стороны есть пацаны, которые серьезно работают, и появляются группы, которые меня радуют.

— Какие молодые группы можете выделить?

— Я в этом вопросе согласен с Дудем. Ему нравится группа «Порнофильмы», и мне тоже они импонируют. Классная группа, очень честные тексты. Еще могу выделить нашу башкирскую группу «Люмен». И вообще много еще есть хороших групп.

— Какие-то воспоминания у вас связаны с Казанью?

— Я люблю Казань. Я с городом познакомился еще в 1982 году, когда приезжал сюда автостопом и играл квартирники перед хипарями. И у меня здесь много друзей осталось с тех времен, которых я надеюсь увидеть на концерте.

— Что вы думаете о вопросе изучения татарского языка, который очень остро обсуждается последние полгода?

— Я вам хочу сказать, что с этим вопросом нужно быть очень аккуратными. Я подобный процесс наблюдал, гастролируя  по Украине. Это очень серьезный вопрос, который может привести даже к войне. У меня мама татарка, Фания Акрамовна Галеева, отец из казаков, Шевчук Юлиан Сосфенович. Я уважаю и немножко знаю татарский язык, меня это только обогащает. Так что здесь драк никаких не должно быть. Наблюдая за Украиной все эти годы, я видел как это растет и начинается жесть большая. Не нужно такого допускать. Я у Дудя говорил, что все воины начинаются еще в мирное время, когда зло копится и копится. А война — это уже острие всех неразрешенных цивилизационным путем проблем.

0yurijshevchuk2017b.jpg

— Как проходил ваш гастрольный тур по Украине?

— После поездок по горячим точкам, где я видел уже следствие всего зла, мы с ребятами отправились на Украину, чувствуя, как это зло концентрируется в стране. И мы дали больше 20 бесплатных концертов  по всем городам. Везде кричали: «мир, дружба, равенство, братство, Россия и Украина — братья и сестры». Мы пытались выправить ситуацию и хоть что-то хорошее сделать. И когда началась гражданская война, я был в шоке. Я в очередной раз понял, что художник мало что может. Но мы по крайней мере старались погасить конфликтную ситуацию. Поэтому  считаю, что у вас нужно очень мудро и с уважением подходить к национальным языкам.

— А вы сами татарский где изучали?

— Я жил долгое время у деда со стороны матери, у Акрама, и в детстве вообще хорошо говорил на татарском. Потом, конечно, позабыл немного, сейчас могу сказать пару-тройку фраз.

Читать еще:
Юрий Шевчук встретил 60-летие в студии звукозаписи

Юрию Шевчуку понравился собственный портрет из листьев
ДДТ на Дворцовой площади
«Третья мировая» стала новогодним подарком от ДДТ
«ДДТ» приехали с туром в Беларусь после семилетнего перерыва
Группа ДДТ направит украинским беженцам полмиллиона рублей
Губернатору Брянской области не удалось засудить Юрия Шевчука
Юрий Шевчук высказался по поводу срыва концерта группы в Брянске
В клипе «Где мы летим» группы «ДДТ» снялась Чулпан Хаматова

Сохранить

Сохранить

Опубликовано в: Интервью | 0 Комментарии
Юрий Шевчук встретил 60-летие в студии звукозаписи

Юрий Юлианович Шевчук родился 16 мая 1957 года в поселке Ягодный Магаданской области. В 1980 году он был приглашен в музыкальную группу. С репертуаром из песен на его тексты ансамбль, не имевший в то время названия, выступал на студенческих вечерах, в кинотеатрах и домах культуры. В том же году группа стала лауреатом Башкирского республиканского конкурса антивоенной песни.

В студии звукозаписи Башкирского телевидения был записан первый магнитоальбом коллектива, ныне известный под названием «ДДТ-1». Через два года группа Юрия Шевчука получила название «ДДТ» – по сочетанию букв химического вещества дихлор-дифенил-трихлорметилметан, использовавшегося при борьбе с насекомыми-паразитами.

В этом же году был записан второй альбом коллектива – «Свинья на радуге», который сделал группу знаменитой, благодаря таким ярким композициям, как «Не стреляй» и «Чёрное солнце».

За альбом «Периферия» группу обвиняли в «антисоветизме» и клевете на башкирскую деревню (песня «Периферия»). Шевчука вызвали сначала в обком партии, потом в КГБ, взяв расписку о неисполнении собственных песен.

За строчку из этой песни «Вперёд, Христос, мы за тобой» в башкирской прессе Юрия Шевчука назвали «агентом Ватикана». И это было одна из самых малых его проблем в период гонения на группу в Уфе.

Записанная зимой в  1992 году песня «Что такое осень» вошла в хит-парад 100 лучших песен XX века «Нашего Радио», заняв в нём второе место.

yurishevchuk201760let14.jpg

Накануне своего дня рождения Юрий Шевчук дал короткое интервью журналистке радиостанции «Эхо Москвы» Ксении Лариной.

Ксения Ларина: Юра, но сколько вы кричали: «Не стреляй! Не убивай! Не воруй…, не обманывай…» – ничего! Все воруют, стреляют, убивают, война продолжается и гражданская и не только гражданская…

Юрий Шевчук: Да. В 13-м году мы проехали по Украине, мы дали где-то больше 20 концертов. Мы начали, 13-й год практически весь были на Украине.

К.Ларина: Тринадцатый?

Ю.Шевчук: Да, тринадцатый – перед этими жестокими событиями. И мы начали, по-моему, со Львова, а закончили в Луганске. Мы сыграли больше 20 концертов, причем таких, часто стадионных – и в Донецке, и в Киеве, и везде... Я уже об этом говорил, но повторюсь: Украина и Россия – браться и сестры. Вот политики ссорят нас, а мы не сдадимся. Все залы мне просто… аплодисменты и ура. Ну, это было так. В 14-м году я получил просто такие ожоги – это было сравнимо, может быть, только с самым большим личным горем. Вы помните, мы там с БГ пытались что-то еще сделать, но это все не помогло ничему. И как-то я совершенно… даже подумывал слезть со сцены. Да, именно так, очень серьезно был поставлен вопрос. Я себя спросил именно так, как вы: Юра, ну и что «Не стреляй!»? – а вот что творится. Был у меня большой кризис, поэтому я и не выходил в эфир. Сидел у себя там в деревне, писать начал об этом. И у меня очень много песен написалось.

yurishevchuk201760let15.jpg

Свой день рождения Юрий Шевчук встретил в студии звукозаписи, где полным ходом идет запись нового альбома. В видеообращении, с которым обратился музыкант к своим поклонникам с благодарностью за поздравления, он пообещал, что новый альбом можно будет услышать уже осенью.

Читать еще:
Юрию Шевчуку понравился собственный портрет из листьев
ДДТ на Дворцовой площади
«Третья мировая» стала новогодним подарком от ДДТ
«ДДТ» приехали с туром в Беларусь после семилетнего перерыва
Группа ДДТ направит украинским беженцам полмиллиона рублей
Губернатору Брянской области не удалось засудить Юрия Шевчука
Юрий Шевчук высказался по поводу срыва концерта группы в Брянске
В клипе «Где мы летим» группы «ДДТ» снялась Чулпан Хаматова

Спасибо, друзья, за поздравления!

Сохранить

Опубликовано в: Событие | 0 Комментарии
Юрию Шевчуку понравился собственный портрет из листьев

«Мне понравилось» - оценил лидер группы «ДДТ» Юрий Шевчук собственный портрет, выложенный из листьев на стене дома в Перми.

Пятиметровый портрет сделал пермский уличный художник Александр Жунев. По словам автора, его работа символизирует диалог двух поэтов в осеннем сквере: напротив Шевчука стоит бронзовая скульптура Пушкина. Создавая произведение, художник вдохновлялся песней «ДДТ» «Что такое осень».

В 2015 году Жунев прославился своим граффити с изображением космонавта, распятого на железном кресте. Оно называлось «Распятый Гагарин» и появилось 12 апреля — в этот день православная Пасха совпала с Днем космонавтики. Как утверждает художник, он хотел показать слияние науки и религии. Рисунок был закрашен, а прокуратура проверила граффити по факту возможного оскорбления чувств верующих и не нашла в действиях Жунева ничего противозаконного.

Опубликовано в: Событие | 0 Комментарии
ДДТ на Дворцовой площади

Фестиваль «Наши в городе. Музыка свободы», состоявшийся на Дворцовой площади в Петербурге, посетило около 100 тыс. человек. Повод для массовки был — совпали «полукруглые» даты: Ленинградскому рок-клубу — 35 лет, петербургскому «Нашему радио» — 15.

Даже на фоне таких авторитетов, как Юрий Каспарян из «Кино» с симфоническим оркестром, группа «Пикник» при золотых погонах и физкульт-промышленный театр «АВИА», безусловным хедлайнером были ДДТ. Юрий Шевчук здесь действительно был «нашим» для всех, и — да, это действительно музыка свободы. От лирики песен «Дождь, «Ветер» (посвящения ушедшим участникам Рок-клуба) и грандиозной «Это все» до более острых моментов было рукой подать. И, как оказалось, нерв, резкость и ирония прежних времен удивительным образом сходились с временами нынешними.

Центральной и заточенной под историю частью выступления ДДТ стало попурри из старых песен. Но их и сейчас можно воспринимать хоть буквально, хоть между строк: «Захлебнется общий рынок в дырке нашего нуля», «На папиных “вольвах” мальчики-мажоры», «Все просто отлично, пусть бесятся наши штампованные враги». То ли афоризмы, то ли сводки информбюро. Песня «Ты не один» и вовсе была прямо посвящена дальнобойщикам, борющимся за свои права. Не обошлось и без чисто концертного сюра: под клич «Эй, начальник!» в «Родине» на флангах сцены начали собираться городские «ответственные лица» при милиции. Юрий Шевчук к этому моменту уже распелся во всю Дворцовую, а выступление затягивалось — непорядок.

Впрочем, ДДТ — это скорее революция мысли и духа свободы, нежели штурм Зимнего. Слушать, думать — и, может быть, станешь мудрее. В околофестивальной суете Макс Хаген сумел задать несколько вопросов ЮРИЮ ШЕВЧУКУ.

— В этом году Ленинградскому рок-клубу исполнилось 35 лет. Как он сейчас соотносится с новыми временами, на ваш взгляд? Если глянуть, то вроде снова есть и генеральная линия партии, и враги кругом. И все тот же рок-н-ролл где-то посреди этого.

— Я в шутку говорю, что Рок-клубу исполнилось 350 лет. Приятно, что город пошел навстречу «старой гвардии» и всем людям, которые раньше жили в Рок-клубе, и устроил концерт на Дворцовой. Жаль, что времени нам дали мало. Я мечтал о том, чтобы все сыграли. Все, кто выжил. Конечно, вся эта история была революцией духа. Когда я периферийным парнем из далекой Башкирии приехал в Питер и впервые попал на концерт на Рубиншейна, 13, где играли все легендарные группы, это было нечто. Я почувствовал, что нахожусь именно там, где должен находиться. Замечательное ощущение зарождавшейся свободы, ветра перемен! Сейчас, конечно, другие времена — откат идет. Но мы — кто может — поем, играем и говорим, в общем-то, о тех же вещах, что и тогда. Внутри нас самих мало что изменилось. Обстоятельства меняются — но ничего страшного. Если мы закончим наши славные карьеры в «квартирниках», с которых и начинали — ну, что делать... (Смеется) Мы же столько пережили всего. И царей, и императоров, и систем политических разных. Человек все равно без свободы жить не может, без какой-то творческой правды. Она ему будет необходима в любые времена. И хорошая, искренняя песня тоже. Так что здесь я совершенно спокойно отношусь ко всему. Мы многое проходили. Пройдет и это, если цитировать старика Экклезиаста.

— Как вы выбирали песни для такого случая?

— Хотели сыграть побольше нового. Но меня еще организаторы концерта попросили тряхнуть стариной. Отрепетировали блок старых рок-н-роллов — «Милиционер в Рок-клубе», «Конвейер», «Мама, я любера люблю» — песен, с которыми мы жили в стенах этой альма-матер. Так как Борис Гребенщиков не смог выступить на фестивале, я попросил его разрешения спеть песню «Рок-н-ролл мертв». Она именно сейчас очень актуальна, как мне кажется.

800

— На моей памяти это второй раз, когда ДДТ выступает на Дворцовой…

— Как раз с ребятами вчера вспоминали. В 1993-м, когда было 290 лет Петербургу, мы здесь играли. ДДТ были на самом пике. По тем временам был очень большой концерт — десятки тысяч людей. Люди умудрялись даже забираться на Александрийский столп, на крыши кругом — помните, может, эти кадры… У меня, правда, тогда было очень неспокойно на душе. Давка была, милиции было мало — город не был готов. И мы сыграли шесть медленных песен подряд, чтобы народ успокоить, чтобы давка утихла. Помню, я тогда до утра звонил всем знакомым, не случилось ли трагедии — масса народа была неуправляемой. Думали, что придет тысяч пять, а оказалось — чуть не сто тысяч. Это было нечто. Мы на следующий день буквально молились, чтобы все обошлось. Потом сомневались: может, лучше на таких мероприятиях и не играть.

— Какой эпизод у вас ассоциируется с Рок-клубом в первую очередь?

— Конечно, наш первый концерт здесь. 25 января тысяча девятьсот… восемьдесят седьмого года. В прошлом веке, в общем. (Смеется) Нас принимали в члены этого замечательного общества. Ну, не в члены даже (как-то это странно звучит), а в семью. Мы переживали ужасно. Это был концерт памяти Жоры Ордановского из группы «Россияне», он пропал без вести. Мы там выступали и пели как раз все эти же песни. После концерта в гримерку ввалились просто все. Цой, Гребенщиков, Костя Кинчев, Майк Науменко — и разом: «Да вы молодцы ребята! Нашли свою фишку!» Это, наверное, было самое главное. Никогда не забуду эти дружеские объятия и доброту. Здорово, это было чувство сопричастности. И потом мы так и жили вместе на одной «земляничной поляне».

— На концертах вы всегда желаете людям добра и любви. Но, по-моему, уровень ненависти сейчас зашкаливает настолько, что становится непонятно, как обратиться к лучшим чувствам…

— О лучших чувствах мы сейчас говорим гораздо больше, чем в старые времена. Пожелания добра и любви в наши дни звучат даже несколько революционно. Ищем какие-то точки соприкосновения, которые будут не разъединять, не разрывать страну и людей окончательно. Не «духовные скрепы», которые сейчас постулируются, не внешние плакаты псевдопатриотические, а нечто важное, точное и… нежное, что есть в каждом человеке.

— Вас не напрягает, что те песни, с их социальным зарядом и резкостью, снова обрели актуальность?

— Конечно. Как раз сейчас с ребятами крепко задумались об этом. Мы подошли к новой программе «ДДТ — История». И какую песню ни возьми: что «Революция», что «Пластун», что «Предчувствие гражданской войны» — все очень актуально звучит. Даже пресловутая песня «Осень»: «…Что же будет с Родиной и с нами?» О чем это говорит… О том, что Россия — великая, удивительная и таинственная страна. Здесь даже поговорки не работают: в одну воду можно войти и дважды, и трижды, да и вообще сколько захочешь. В этом есть какая-то… вечность, какое-то колесо Сансары. Как я сказал в каком-то интервью, мы будем крутиться в этом колесе, пока от своих грехов не освободимся, — а это путь уже серьезного перерождения, он очень долгий.

800

— Как у артиста, который прямо выражает свою точку зрения, у вас не возникало опасений попасть в ситуацию Макаревича или Гребенщикова, которые вдруг оказывались «нежелательными элементами»?

— Я в этом месте уже давно нахожусь. Нас из «ящика» вырезали еще в 2007-м, после моего участия в разных оппозиционных митингах. Где-то и концерты запрещают, но мы к этому относимся философски. Для меня важно петь песни. Я умею заниматься и другими делами, но песни все-таки важнее. Просто работаем и понимаем, что творится, чуем, видим, слышим. Хотя, как Кинчев говорил, рок-н-ролл это не работа. Стало быть, просто живем. Спокойно. Кстати, впервые за много лет этот концерт на Дворцовой решило снять телевидение. И это даже интересно.

— Как-то мы полушутя обсуждали, что у ДДТ самые лучшие альбомы выходят в самые странные времена. Как сейчас работается над новыми вещами?

— Есть материал, да, пишется. Слава Богу, застоя нет. Но думать еще много придется. Некоторых слов не хватает, какой-то стилистики в целом, так что я пока притормозил новый альбом. Мы к нему время от времени возвращаемся, но в нашем возрасте уже не хочется шлепать каждый год какое-то количество куплетов, даже если они и на злобу дня. Как уже говорилось, старые песни абсолютно подходят к этому времени. И писать еще ворох… Надо искать какие-то другие темы, ломать себя, бороться со своими штампами. Это интересная жизнь. Но суровая и нервная. И, скажу я, долгая.

— А в чем именно приходится искать?

— Например, в минимализме. Выросла новая программа «ДДТ — Акустика», где я играю с гитаристом и барабанщиком. Мы пытаемся очистить музыку от всего рева, хрипа и скрипа тех или иных времен. Может, именно из этого и вырастет какой-то свежак. Можно надеяться, но быть уверенным, впрочем, невозможно. Главное все-таки музыка. А с музыкой в мире сейчас такой… «улям», как говорят башкиры (Конец, смерть. — “Ъ”). Не много нового и интересного. Вот, вышел новый Radiohead — хороший, но он не свежее и не лучше, чем какой-то из предыдущих альбомов. Ждешь чего-то и ждешь.

Какие-то вещи происходят все равно. Рок все-таки жив, и фестивали проходят, и концерты, и стадионы собираются. Хотя рок-фестивали сейчас в стране тоже как-то вянут. Мы должны были играть летом на паре фестивалей в регионах, но они не случились из-за финансовых проблем. Тяжело сейчас что-то крупное поднять, именно из-за экономики. Надеюсь, это пройдет. А на корпоративах мы до сих пор не играем. Держимся, старик, держимся за старые добрые принципы.

— На вас часто смотрят как на артиста-арбитра, который гораздо мудрее масс, чья точка зрения может оказывать влияние на широчайшую аудиторию. Самому вам насколько удобно существовать, зная о таком отношении к себе?

— Ну, не знаю. Нашли мудреца. Абсолютно честно могу сказать, что как раз мудрости мне не хватает. Это точно. А арбитр — мне даже неловко это, я в жюри никогда не сидел. Мне всегда всем хочется дать первое место. Или право на истину… Вообще сложно, конечно, думающим людям. С другой стороны, когда было легко? (Смеется)

Мне кажется, что мы живем в очень интересное время. И живем мы в нем уже очень давно. Рано или поздно, думаю, и сама страна помудреет. Все эти выпавшие нам переживания и прыжки из кипятка в молоко, как в «Коньке-Горбунке», будут не зря. Очень много сейчас разговоров и поисков истины, правды и неправды, отношения к пропаганде — все, что происходит, очень интересно. Просто, может быть, об этом не говорится в больших масс-медиа. Дай Бог только, чтобы войны не было, как говорили наши родители. У нас есть песня ерническая — «Третья мировая будет ломовая». Как предупреждение.

800

— Не возникало у вас никогда желания плюнуть на все и уехать куда-нибудь в глушь — просто тихонько пожить?

— Каждое утро! Честно! А потом снова надо что-то делать

Текст: Макс Хаген
Фото: Александр Петросян

Источник:
http://www.kommersant.ru/doc/3008748

Опубликовано в: Интервью | 0 Комментарии