Продвигай свою музыку
 
Neuro Dubel
Neuro Dubel
Neuro Dubel
@neurodubel

«Нейро Дюбель» концертом отмечает 26-ой день рождения

2015-12-04
по: showbizby
Опубликовано в: Интервью
«Нейро Дюбель» концертом отмечает 26-ой день рождения

Тем, кто знает лидера группы «Нейро Дюбель» Александра Куллинковича, известно, что он очень чувствителен к семейным датам – никогда не забывает отмечать годовщины различных важных событий в жизни – своей и своих близких. Для кого-то цифра 26, возможно покажется не очень значительной, но Куллинковичу невозможно не отметить день рождения любимого создания – группы, которая составляет его жизнь. В связи с некруглой датой Александр дал обширное интервью для «Еврорадио».

Еврорадио: Говорят, чтобы писать хорошие песни рокер должен быть голодным. А белорусский рокер, наверное, ещё и запрещённым. Как думаешь, правда?

Александр Куллинкович: Это какой-то совковый подход. Если мы голодаем, то пусть будет, что мы за что-то голодаем, за какую-то идею. Художник не должен быть голодным — это полный бред. Посмотрите на западных художников или музыкантов: они все не запрещены, не голодны и нормальные песни пишут. Да и наш замечательный музыкант Лявон Вольский не выглядит голодным. И концертов за рубежом имеет побольше, чем некоторые на Родине. Были мы и запрещёнными, и разрешёнными, но на качество песен это не влияло.

Еврорадио: А на моральное самочувствие как повлиял запрет?

Александр Куллинкович: Не знаю, как у остальных, но на самочувствие в мире, в музыке, в текстах — не повлиял никак. Потому что, если ты что-то делаешь, то делаешь это в своём маленьком мире, который немного от всего окружающего защищён. Песни протеста я никогда не умел писать, поэтому, я был запрещён или разрешён — это никак не влияло на содержание текстов. Мы же панки, дурковатость — наш стиль, и какая-то политическая ситуация не сильно влияет на нас.

Еврорадио: Ты мне рассказываешь про свою аполитичность, а на телефоне — Погоня...

Александр Куллинкович: Потому что Погоня — это мой герб, а бело-красно-белый — мой флаг. Это позиция, но это не политика. К сожалению, действительно, в нашей стране так всё поставили: разговариваешь ты на белорусском языке — оппозиционер, любишь бело-красно-белый и Погоню — оппозиционер. Глупость какая-то! У меня есть определённые политические взгляды, но я повторю фразу, которая была сказана музыкантами во время визита десять лет назад к Пролесковскому (К руководителю идеологического управления Администрации президента Олегу Пролесковскому лидеры групп "Крама", "NRM", "Палац" и "Нейро Дюбель" ходили 21 ноября 2007 года, — Еврорадио) — мы не хотим играть под знамёнами. Не в том смысле, что на моём концерте нельзя доставать флаг. Я считаю, что играть под любым флагом — это озвучивать чью-то политическую позицию. Музыканты, играющие на митингах, чувствуют себя "шестёрками". И потом с нами поступают как с "шестёрками". Мой флаг — бело-красно-белый, мой герб — Погоня, но они в душе, и я имею определённую политическую позицию, которую выскажу, когда посчитаю нужным, но играть под этими флагами я не хочу. Как и под красно-зелёными. В нашей стране невозможно просто быть на чьей-то стороне — обязательно необходимо ненавидеть сторону другую. Это доводит меня до бешенства. Как ты относишься к тем музыкантам, которые играли на провластных концертах — как к "шестёркам"? Но дело в том, что так же к ним относится и сама власть. И к нам было такое же отношение, когда мы играли на акциях оппозиции. Поэтому я и не хочу играть под какими-то флагами.

Еврорадио: Скажи мне, аполитичный ты наш, чей Крым?

Александр Куллинкович: Украинский, конечно! Он был украинским и будет им. Правда, случится это через довольно много времени, но так будет.

Еврорадио: Ходил ты голосовать на нынешних выборах?

Александр Куллинкович: Я ходил показать сыну, что такое выборы. Ему не понравилось. В его представлении выборы — это что-то американское: с шариками, смехом и весельем. А увидел он хмурых дядек и тёток. Я не голосовал, но написал, что ходил на выборы, и из-за этого на меня вылилось много дерьма: "Бойкот не поддержал". А мне так интересно было! Я "срач" не люблю, но люблю прикалываться над людьми. Особенно над глупыми.

Еврорадио: Но недавно ты неслабо поцапался в Фейсбуке с музыкальным журналистом Сергеем Будкиным! Отчего? Вообще, ты импульсивный человек?

Александр Куллинкович: Импульсивный! Я от этого страдаю, борюсь с этим. Причём, я очень быстро отхожу. А с Будкиным... Его обидели, он призвал к бойкоту — детство какое-то! Если тебя обидели, ты должен отвечать только за себя, а не призывать других быть стадом и поддерживать тебя только потому, что ты, такой великий, сказал что-то. А там было: "Меня обидели в "Репаблике" — давайте все его бойкотировать!". А чего я должен его бойкотировать?! Не так много клубов в Минске. Но больше всего меня возмутило его обращение к музыкантам, не играть там концерты. Мне отменить назначенный в этом клубе концерт только потому, что Будкина там обидели?

Еврорадио: Слышал выражение, что такие замечательные песни, которые пишет Куллинкович, может написать только сумасшедший...

Александр Куллинкович: А я и считаю себя пришибленным! Мои поступки некоторые, а тексты вообще однозначно — там же бред сплошной! Человек здравомыслящий такого не напишет. У меня спрашивали, как я написал ту или иную песню... Не помню! Серьёзно! В это время, по-видимому, происходит какой-то клин в мозгах. Репетируем песню из альбома "На Марс!", и я думаю: "А когда я её писал?!". Я обычно пишу на листе с текстом дату: такого-то января 2015 года — не помню! Жуть какая-то! Собираюсь на репетицию, уже оделся полностью и вдруг в голове зазвучала "Маленькая песенка". Бросился к компьютеру, за пять минут написал её, распечатал и побежал на репетицию. По дороге в голове одна мысль: "Я написал замечательную песню, но что это за песня, я не помню!". А прошло всего двадцать минут. Не знаю, как пишут другие, но мне кажется, что так же. Правда, у меня тексты, по большому счёту, это поток сознания. Если их не слушать, а прочитать на бумажке — бред и поток сознания. Они хороши лишь в качестве песен. Именно поэтому часть песен я постоянно пою по бумажке. Радует, что я в этом не одинок, Игорь Ворошкевич тоже так делает. Нет, большинство песен я помню, но есть такие, что ну не даются мне, и уже десять лет пою их с бумажки.

Еврорадио: После одного из ваших последних концертов начались разговоры, что "Дюбель" из-за ссоры музыкантов чуть не развалился. Знаю, историю эту ты вспоминать не любишь, поэтому скажи, сейчас в коллективе какая атмосфера?

Александр Куллинкович: Всё нормально было и есть. В коллективе шесть человек, у каждого свой характер и люди рано или поздно срываются. Бывало такое у каждого из нас. Я несколько раз просто на концерте выкидывал барабанщика из-за его барабанов и прогонял. Но обычно на следующий день эти истерики проходят и забываются. Тем не менее, мы семья. Мы повзрослели и стали более разумными. На репетициях больше не напиваемся. Я сейчас не могу себе представить, как это, напиваться на репетиции? А раньше без этого ни одной репетиции, и, думаю, так было у всех.

Еврорадио: Концерт, который пройдёт 28 ноября в "Репаблике", ты организовываешь сам. Некому доверить?

Александр Куллинкович: В последнее время такие большие концерты я делаю сам: сам рискую и деньгами, и репутацией. Во-первых, мне это интересно. К тому же, я заметил, что независимо от того, занимается организацией другой человек или я — всё равно мне приходится делать большой кусок работы. Но если всё делаешь сам, то знаешь: кому я должен, что должен, сколько я получу или не получу. По крайней мере, мне обижаться не на кого. А если концерт проводит чужой человек, то обычно у всех возникают вопросы: "А не кинули нас на деньги? А правильно ли посчитали билеты?". И начинаются какие-то недоразумения и недовольство, хотя, кажется, нас никто и не обманывает. Но это касается только больших концертов.

Еврорадио: Чего ждать на концерте?

Александр Куллинкович: Исполним более 30 песен, выборка из разных альбомов. И будет одна песня, которую почти никто не слышал: "Лёг и сдох". Как раз сейчас специально к концерту делаем офигенные майки. Короче, концерт, майки, шесть пламенных срак, сплошное велелье и позитив — ждём!

Еврорадио: Большой концерт в "Репаблике"... Почему наши рокеры не способны собрать действительно большой концерт в какой "Минск-арене"?

Александр Куллинкович: И я размышлял на эту тему... Казалось бы, у нас много поклонников и, по идее, мы могли бы собрать большой зал, но почему-то люди в большой зал не приходят! Интерес к рок-музыке в нашей стране сильно снизился. Она никак не рекламируется, нет рок-передач на телевидении, почти нет на радио. Ситуация такая: кажется, врагов вокруг нет, но мы всё равно в подполье. Ну, и извечная болезнь: нет пророков на своей Родине — лучше будем слушать хрень, но иностранную, чем отличное, но своё.

Еврорадио: А если скандалами попиариться? Вот, дал бы ты Будкину в нос, переспал с какой музыкальной журналисткой — все бы об этом написали и люди бы думали: "Схожу на концерт, посмотрю, что это за Куллинкович такой".

Александр Куллинкович: Это не для нашей страны, мы на скандалах не учёные. Может, какая бы российская певица и привлекла бы к себе внимание белорусов таким образом, но не отечественные рок-музыканты. Да и не сделал бы я ничего такого из моральных соображений: я не бью людей и не сплю абы с кем. В лужах я валяться не люблю, да и что это за скандал: Куллинкович повалялся в луже? То же могу сказать и о других своих коллегах: не вижу я Вольского, который спит с каким музыкальным критиком. У нас тех критиков не много, а таких, с кем можно переспать — ещё меньше. Мы, рок-музыканты, все такие белые, добрые и пушистые.

Дмитрий Лукашук
Оригинал статьи:
http://euroradio.fm/ru/kullinkovich-u-nas-kritikov-ne-mnogo-takih-s-kem-mozhno-perespat-eshchyo-menshe

Читайте нас в Telegram Читайте нас в Яндекс.Дзен

Tags