Продвигай свою музыку
 
5'Nizza
5'Nizza
5'Nizza
@5nizza

Группа «Пятница» готовит второй реюнион и новый альбом

2015-11-29
по: showbizby
Опубликовано в: Интервью
Группа «Пятница» готовит второй реюнион и новый альбом

Сергей Бабкин, участник дуэта «Пятница», рассказал, порталу segodnya.ua, как выступал на «Новогодних огоньках» с Меньшиковым, как Миронов играл с ним на саксофоне, как повлияла на него жена и каким будет новый альбом.

— Сергей, уже совсем скоро "Пятница" даст два больших концерта — в Киеве и во Львове: большие концертные площадки, каждая вмещает около 10 тысяч человек. Волнуетесь?

— Для больших групп выступление на крупных площадках — это очень большой шаг, а для нас — тем более. Подготовка у нас происходит, как обычно: дней за пять до концерта мы собираемся с Андреем, два дня полностью прогоняем программу в зале, потом еще два дня — в студии. Все вспомнили — можно выступать. По поводу того, сможем ли собрать толпу, размышления, конечно, есть. Но, с другой стороны, в мае мы выступали в Киеве в большом клубе и собрали семь тысяч человек. Мандража какого-то нет — как по мне, это все надуманные чувства. Ведь если делаешь то, что тебе в кайф, сам от этого прешься, по большому счету тебе все равно, сколько людей тебя слышат — хоть пять тысяч, хоть пять человек.

— Вы говорили, что новая "Пятница" – это совершенно другая группа, нежели была до распада. А в чем именно выражается эта разница?

— Во всем, ведь и мной, и Андреем прожито 10 лет. Они были разными — веселыми, экспериментальными, странными. Они прошли не просто так, а изменили нас, взгляд на окружающий мир, на то, чем ты дорожишь. И я уверен, что изменились мы в лучшую сторону. Как минимум стали мудрее и глубже смотреть на вещи. Не думаю, что сейчас мы бы написали такую песню, как "Натяни на голову г**дон" или "Ты кидал". Нет — мы, конечно, сможем, но это будет неестественно, показушная фигня. Но при этом драйв не потерян, гитарные рифы с нами, в программе достаточно фанка, хип-хопа, совсем чуть-чуть рэгги. И лирика, естественно! По поводу новенького: у нас уже есть наброски для восьми композиций, одну вот записали в Штатах, когда выступали с концертами. И видео к ней скоро будет.

— На подходе ваш новый альбом, и хочется поинтересоваться: задумывались ли вы над проблемой пиратства в Украине? Как будете продавать свой сборник?

— В первую очередь, это проблема нашего общества, которая берет свои корни в раннем детстве — эти все "халявы", которые нам привил "совок". Но мы от него постепенно, к счастью, избавляемся и приходим к какому-то нормальному европейскому обществу, в котором каждый человек уважает труд другого. Если ты хочешь песню, то покупаешь ее. Очень надеюсь, что поговорка "На халяву и уксус сладкий" очень скоро перестанет быть актуальной. Мы представим свой альбом на iTunes и, может быть, в ограниченном количестве на виниле — для коллекционеров. Еще мы думаем о том, на каком носителе его лучше продавать, чтобы он был небольшой, его было легко подключить к чему-то и тут же прослушать. Может, это будет флешка, но вряд ли диск.

— Вернемся к истокам "Пятницы": вы помните, какие цели ставили перед собой с Андреем, когда только начинали свои первые репетиции — мечтали о славе, наградах?

— Обо всем этом мы даже не думали, серьезно. Ни о куче денег, ни о собственных студиях, "Грэмми" там всяких... Изначально нам просто нравилось то, что мы делаем. Мы баловались, мы купались в этом, мы шутили и радовались тому, что у нас получается. Мы видели реакцию друзей, а потом совершенно незнакомых людей, и понимали, что, оказывается, это может нравиться не только нам. Ведь это был наш мирок, в котором мы варились и крутились. Как-то так сложилось, что каждый вечер, когда мы выбирались в город вечером гулять, я всегда брал с собой гитару, чтобы можно было где-то присесть, поиграть, настроение и себе, и людям поднять. Вокруг нас собиралась молодежь, все останавливались, слушали... Если верить в судьбу, то, мне кажется, мы занимаемся нужным делом. Знаете, часто говорят фразу: "Попал в нужное время в нужное место". Звучит она как-то завистливо, порой даже словно какое-то оправдание отсутствию собственных результатов. На самом деле все мы оказываемся в нужное время там, где надо, просто многие не замечают этого.

— Сейчас вы ориентируетесь на публику? Какой потенциальный слушатель "Пятницы" — подростки, молодежь, взрослые?

— Честно говоря, особо не анализировали. На наших концертах мы видели как школьников, так и дам 50+, которые ловили кайф не меньше, чем молодежь. Недавно ко мне подошел 17-летний парень и сказал, что слушает нас со времен наших первых альбомов. А я думаю: это ж сколько ему было, если только с тех пор, как мы распались, прошло уже лет 10? Наверное, все дело в наших текстах — нет какого-то ограничения "16+".

— Недавно вы со своей супругой Снежаной сыграли в фильме "Довженко. Одесский рассвет". Каково было примерить образ Александра Петровича?

— Это громко звучит — "сыграл", ведь фильм, к сожалению, короткометражный, поэтому это нельзя назвать какой-то большой актерской работой. Я вообще его называю научно-популярным фильмом. Такой можно показывать в школах, чтобы ученики знали, кто такой Александр Петрович Довженко. Я бы очень хотел его сыграть, показать прежде всего как человека, а не режиссера. Ведь всегда интересно, что скрывается за такими монументальными личностями — как они завтракают, выносят мусор, идут на пробежку, радуются, грустят, переживают за близких им людей. Пока я только прикоснулся к костюму Довженко, а не стал им в той мере, в которой бы мне хотелось (смеется). Я вообще люблю байопики, к примеру, о Сергее Есенине — 14-серийный фильм смотрел дважды. Мне сложно оценивать фильм по качеству его сложения, но мне был интересен сам человек, как он жил, в кого влюблялся, кого терял. Еще "Игра в имитацию" с Камбербэтчем мне понравилась.

— Также вы снялись в "Дне радио" — в качестве самого себя, исполняли песню в радиоформате. Чем запомнились эти съемки?

— К сожалению, из-за того, что прошло семь лет, многие детали я забыл. Но четко помню, какой у меня был восторг — это же Москва, большое кино снимают! Миша Козырев меня пригласил, сказал, какие еще исполнители там будут — и я стал себе рисовать такую картинку: закрытое пространство, актеры, "Чайф", "Мумий Тролль" — и мы там с моим напарником Сережей Савенко. Супер просто! А на деле все оказалось проще: мы приехали, записали все под фонограмму и уехали. Потом они все как-то красиво сделали. Конечный итог, смонтированный фильм, полностью я и не видел. Скажу и по своему опыту, и по опыту многих актеров — редко получается, что смотришь свои фильмы. Я вот "Отторжение", где у меня была главная роль, так ни разу от начала до конца и не посмотрел. Да и альбомы свои не слушаю и считаю, что это вполне нормально.

— Мало кто знает об этом, но у "Пятницы" мог быть дуэт с певицей Анжеликой Варум. Это правда?

— Да, была такая история — лет 10 назад. Анжелике очень понравилась песня "Весна", и она сказала, что хочет ее исполнить. Записала, прислала, мы послушали — нам очень понравилось. А потом у кого-то появилась идея выступить в новогодней передаче дуэтом: она будет петь, а я — играть на гитаре. Но почему-то не сложилось, хотя, мне кажется, получилось бы интересно. Я знаю, что Леонид Агутин очень любит нашу группу, часто в соцсетях пишет что-то хорошее. Это приятно.

— Ваша группа совершенно не ассоциируется с участниками различных концертных ТВ-солянок в стиле "Голубого огонька". Поэтому многие удивились, когда узнали, что "Пятница" приняла участие в передаче "Новогодняя ночь с Олегом Меньшиковым"...

— Это был очень крутой опыт! Я обожаю Олега Меньшикова — для меня как для актера он профи с большой буквы. И потому, когда нам позвонили и сказали: "А не хотите в его передаче поучаствовать?" — какие тут могли быть размышления? После того как мы согласились, нам сказали выбрать себе артиста, с которым хотим петь в дуэте, и мы тут же выбрали Евгения Миронова, ведь он один из моих любимейших актеров. Более того, он тоже очень музыкальный: он как раз тогда играл на саксофоне в спектакле "Гамлет" тему Битлз "Can’t Buy Me Love". Так и вопрос с песней решился: мы сделали кавер на эту композицию, и Миронов играл на саксе. Это была какая-то фантастика! Каждое утро мы просыпались, приезжали на репетицию на студию, прогоняли несколько раз песню, общались. Иногда мы опаздывали, и Женя очень негодовал, ведь он, в отличие от нас с Андреем, более пунктуальный (смеется). С Олегом и Женей общаться мне понравилось даже больше, чем работать.

— Несколько лет назад Святослав Вакарчук представил альбом "Брюссель", над записью которого работали известные украинские музыканты — вы, Pianoboy, бывший басист "Океанов" Петр Чернявский. Многие отмечают, что работать с Вакарчуком интересно, но очень непросто. А какие у вас остались воспоминания после совместной записи?

— Как говорят, Бог любит троицу — это и о моем знакомстве со Славком. Оно шло в три этапа. Как-то еще до распада мы играли один из первых концертов. Тогда к нам в гримерку зашел Вакарчук и сказал: "Классно у вас получается, а не хотите еще добавить перкуссию?" Мы ответили, что нам больше нравится только гитарное сопровождение. Во второй раз мельком пересеклись уже года через три после этого. А в третий он мне сам позвонил. Я тогда был в Харькове, и он мне рассказал по поводу своего проекта "Брюссель", говорит: "Я хочу тебя пригласить в него в качестве энергии". А когда он сказал, что я ему нужен как гитарист — я еще больше присел (смеется). Но я благодарен судьбе и Богу за то, что участвовал во всем этом. Сначала мы репетировали в Киеве, потом поехали записываться в Бельгию, потом были концерты по Украине — обалденные воспоминания, самые яркие и красочные. Поэтому ничего кроме того, что мне понравилось работать со Славком, сказать не могу. Он такой себе электровоз, двигатель, главарь. Благодаря ему я познакомился со всей бандой "Океанов" — в частности, с Милошем Еличем, который потом продюсировал мой альбом "Сергевна". И если Вакарчук запланирует еще что-нибудь в таком роде и надумает пригласить меня туда — я всеми частями тела "за".

— Во всех своих интервью отмечаете, что вы — прежде всего актер, а потом уже музыкант. Параллельно с музыкальной карьерой вы не прекращаете играть в театре. Сейчас вы играете в театре "Прекрасные цветы", который показывает спектакли в непривычном пока для украинского театрала жанре — эксцентричной пантомимы. Как реагируют зрители?

— Когда я ушел из харьковского "Театра 19" и перешел в "Прекрасные цветы", меня именно это и зацепило — то, что спектакли абсолютно немые и сюжет, эмоции и диалоги нужно передавать одной лишь пластикой тела. Пару лет назад мы сделали спектакль "Жир" и поехали с ним на фестиваль в Коста-Рику. Играли два дня в огромном театре, зал был полный, и люди там смеялись так, как у нас не смеются. Сейчас мы показываем спектакль "Дракула" тоже абсолютно без слов. И, действительно, отзывы получали разные. Но при этом я отметил другое: я во многих постановках играл, ведь более 10 лет проработал в театре, но впервые со времени участия в пластических постановках были случаи, когда зрители за время спектакля ни разу не зааплодировали. Не потому, что не за что, а потому, что некогда — каждое новое действие вытекает из предыдущего, и так до самого конца.

— Вы с женой Снежаной и живете, и работаете вместе — она помогает вам с делами, вы играете в одних спектаклях. Насколько сложно уживаться двум людям искусства под одной крышей?

— Как и у всяких людей, даже очень любящих друг друга, у нас иногда происходят какие-то дрязги. Нам повезло в том, что мы с ней на равных — у нас нет такого, что кто-то любит, а кто-то позволяет себя любить. Когда ссоримся — на уступки идем оба. У каждого есть свои амбиции, но мы прежде всего семья и очень этим дорожим.

— Сергей, вы из семьи военных — ваш отец полковник, старший брат — майор. А как у вас с военным делом?

— В армии не служил, но в детстве отец часто брал с собой на работу в военное училище. И все это знаю изнутри — проходная, казармы, кабинет отца, присяги, парады. Видел, как отдает честь дневальный "на тумбочке". Бывало, что сидел в кабинах самолетов, ездил на полигон на боевые учения. И полевую кухню познал в полной мере — ел перловку из солдатской миски. Стрелял из автомата Калашникова, швырял гранаты из окопа в каске и знаю, как свистят осколки над головой. Конечно же, собирал гильзы, пули, что застревали в песке, и тащил домой. Короче, делал почти все — разве что не прыгал с парашютом и не ездил в танке. Так что я не профан в этом деле.

— Многие музыканты не скрывают, что часто перед концертом согреваются рюмкой-другой коньяка. Как у вас обстоит с алкоголем — нужен ли он вам для творчества?

— Да, и у меня такое было — лет восемь назад. Я пил, и очень страшно, не останавливал себя никогда. И перед концертом — да что уж там, и во время концерта — мог потянуть чего-то. В театре, правда, все было строго: перед и во время спектаклей — ни капли. Зато после них все время с ребятами оставались, кутили. Но когда в моей жизни появилась Снежка — я не пью вообще, ни капли. Понимаю сейчас, что если бы не встретил этого человека, все могло бы очень печально закончиться. Ведь я знаю себя — никогда не чувствую меры, не ощущаю риска. А Снежана меня чувствует как никто, она нашла ко мне все ключики, и я безмерно ей за это благодарен. Курю пока еще, но и эту привычку собираюсь бросить.

Оригинал статьи:
http://www.segodnya.ua/life/interview/intervyu-s-izvestnym-ukrainskim-muzykantom-sergeem-babkinym-ne-slushayu-svoyu-muzyku-i-schitayu-chto-eto-norma-671015.html

Читайте нас в Telegram Читайте нас в Яндекс.Дзен

Tags